RAEX

Топ-25 крупнейших российских аудиторских компаний

Карта сайта | English

Суды подтвердили правомерность возврата денег по неисполненному договору в ситуации распространения коронавирусной инфекции

Мария Пеленицына, главный юрисконсульт компании МКПЦ

В условиях распространения коронавирусной инфекции ранее существовавшие договорные отношения становятся неактуальными и прекращаются. При этом сторона, уже получившая исполнение по договору, может оказаться недобросовестной и использовать ситуацию с пандемией в собственных интересах.

Очень часто стороны защищают свои интересы, ссылаясь на распространение коронавирусной инфекции как на обстоятельство непреодолимой силы. Суды в зависимости от ситуации и заявленного требования по-разному оценивают правоотношения сторон. Приведем два примера.

Общество (истец) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с требованием о расторжении соглашения об оказании ответчиком гостиничных услуг и взысканием сумм, предварительно уплаченных в рамках данного соглашения.

Как следует из материалов дела, в начале 2020 года между Обществом и гостиницей было заключено соглашение, в соответствии с которым гостиница была обязана предоставить Обществу гостиничные номера для проживания работников Общества на период проведения ярмарки «Уголь России и Майнинг» с 01.06.2020 по 05.06.2020, в которой планировало участвовать Общество.

По условиям соглашения была установлена предварительная оплата услуг, соответствующая выплата была произведена истцом в полном объеме. 30.03.2020 истец узнал о переносе сроков выставки на сентябрь 2020 года в связи с ведением ограничительных мер из-за распространения коронавирусной инфекции на основании распоряжения губернатора Кемеровской области.

Истец с учетом возникшей опасности для жизни и здоровья работников, а также в связи принятием нормативных правовых актов ограничительного характера вынужден был отказаться от участия в выставке. Он обратился с требованием к гостинице вернуть уплаченные ранее денежные средства в полном объеме. Однако в ответ на требования истца ответчик возразил, что его деятельность не связана с проведением выставки и не приостановлена, а неблагоприятная эпидемиологическая ситуация, связанная с распространением коронавирусной инфекции, была известна истцу заранее (на момент оплаты счета в феврале 2020 года).

Кроме того, по условиям соглашения в случае отмены бронирования для истца был предусмотрен штраф в размере 50 % от уплаченной суммы. Таким образом, ответчик согласился вернуть только половину денег, уплаченных истцом по соглашению, удержав сумму штрафа.

Суд, исследовав обстоятельства дела, пришел к выводу о наличии существенных обстоятельств, дающих истцу право требовать расторжения договора на основании п. 2 ст. 451 ГК РФ (расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств).

Кроме того, суд, ссылаясь на нормы ГК РФ об освобождении от ответственности при наступлении обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ), п. 7 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 21.04.2020, п. 8 постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.03.2016 №7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» сделал вывод о том, что обстоятельства, вызванные угрозой распространения новой коронавирусной инфекции и введение в связи с этим ограничительных мер на основании распоряжения губернатора Кемеровской области, могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будет установлено их соответствие критериям обстоятельств непреодолимой силы и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательств.

В соответствии с п. 9 постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.03.2016 №7 наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали.

Кредитор не лишен права отказаться от договора, если вследствие просрочки, возникшей в связи с наступлением обстоятельств непреодолимой силы, он утратил интерес в исполнении. При этом должник не отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой исполнения обязательств вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы (п.3 ст. 401, п. 2 ст. 405 ГК РФ).

Если указанные выше обстоятельства непреодолимой силы, за которые не отвечает ни одна из сторон, обязательства и (или) принятие актов органов государственной власти или местного самоуправления привели к полной или частичной объективной невозможности исполнения обязательства, имеющей постоянный (неустранимый характер), данное обязательство прекращается полностью или в соответствующей части на основании ст. 416 и 417 ГК РФ.

Согласно распоряжению губернатора Кемеровской области на период применения ограничительных мер на территории субъекта был введен режим изоляции на 14 дней для всех лиц, приезжающих в субъект из других субъектов, таким образом, передвижение лиц во время введения ограничительных мер было существенно ограничено.

С учетом вышеизложенного суд признал распространение коронавирусной инфекции и введение указанной ограничительной меры на основании распоряжения губернатора Кемеровской области обстоятельством непреодолимой силы, что является основанием освобождения истца от взыскания штрафа. Требование истца о возвращении всей суммы, уплаченной по неисполненному соглашению о предоставлении гостиничных услуг, также было признано правомерным (см. решение Арбитражного суда Кемеровской области от 21.09.2020 по делу № А27-15335/2020).

В другом деле Арбитражным судом города Москвы рассматривался вопрос о возврате денежных средств, уплаченных истом за участие в выставке в г. Москве – BUYBRA№D FRA№CHISE MARKET (дата проведения выставки 25-27 марта 2020 г).

По договору-заявке, заключенному между истцом (экспонентом) и ответчиком (организатором выставки), было предусмотрено условие о предварительной оплате участия в выставке в размере 100%, которое истец выполнил.

В соответствии с Указом Мэра Москвы в связи с угрозой распространения в городе Москве новой короновирусной инфекции (2019-№CoV) было запрещено до 10 апреля 2020 г. проведение на территории города Москвы спортивных, зрелищных, публичных и иных массовых мероприятий; временно приостановлено проведение в городе Москве досуговых мероприятий с участием граждан, в том числе в сфере культуры, физической культуры и спорта, выставочной, развлекательной и просветительской деятельности, в зданиях, строениях, сооружениях (помещениях в них) с числом участников более 50 человек одновременно.

Во исполнение данного Указа ответчиком в адрес истца было направлено письмо от 19.03.2020, в котором он указал, что выставка не состоится в назначенную дату из-за обстоятельств непреодолимой силы, в связи с чем предложил согласовать дальнейшее исполнение договора. В случае несогласия на перенос выставки на более поздний срок ответчик указал на положения Указа Мэра Москвы как на обстоятельства непреодолимой силы, не позволяющие надлежаще исполнить договор и влекущие признание договора расторгнутым. По его мнению, в этом случае возврат оплаченных по договору средств на основании Указа Мэра Москвы и положений ст. 401 ГК РФ не производится.

Истец уведомил ответчика об утрате интереса в исполнении договора в другие даты, в связи с чем просил о расторжении договора-заявки на участие в выставке и возврате уплаченных денежных средств в полном объеме. Стороны подписали соглашение о расторжении договора-заявки, при этом вопрос о возврате денежных средств так и не был разрешен, поэтому и возник рассматриваемый спор.

Суд при вынесении решения указал следующее. Поскольку обязанность по проведению выставки у ответчика прекратилась, в силу положений ст. 1102 ГК РФ о неосновательном обогащении ответчик обязан вернуть истцу неосновательно приобретенное имущество (неосновательное обогащение) – то есть денежные средства, принадлежащие истцу и уплаченные им за участие в выставке.

Довод ответчика о том, что распространение новой коронавирусной инфекции является обстоятельством непреодолимой силы, что в силу условий договора-заявки освобождает организатора от ответственности за любые убытки, а также иные расходы и потери экспонента, связанные с изменением даты проведения выставки или ее отменой, судом были отклонены, поскольку наступление указанных последствий не влечет прекращение договорных отношений сторон в том случае если одна из сторон исполнила свое обязательство, а вторая сторона его приняла. В данном случае сторона, принявшая исполнение по договору должна возвратить все полученное по сделке.

Ссылаясь на ст. 401 ГК РФ, п. 7 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1, утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 21.04.2020, Постановление Пленума от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», суд также указал, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учетом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.).

В данном случае истцом заявлен иск о возврате перечисленных денежных средств, а не о взыскании понесенных убытков или иных расходов, связанных с отменой мероприятия, в связи с чем ссылка ответчика на условия договора и Указ Мэра Москвы является несостоятельной.

Учитывая изложенное, требование истца о взыскании денежных средств было удовлетворено в заявленном размере (см. решение Арбитражного суда г. Москвы от 29 сентября 2020 г. по делу № А40- 126511/20-133-879).

Как видим, обстоятельства спора могут быть разными, требования и доводы сторон по делу могут различаться, но суды, как правило, встают на защиту потерпевшей стороны, не допуская извлечения прибыли из недобросовестного поведения.