RAEX

Топ-20 крупнейших российских аудиторских компаний

Карта сайта | English

Позиции судов относительно споров о недостоверности сведений о юридическом лице

Ирина Гиргушкина

Юрисконсульт

30.07.2021 вышел второй обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах по вопросам государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, подготовленный ФНС России (письмо № КВ-4-14/10747@ от 30.07.2021 «О направлении Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 2 (2021)» (далее – Обзор)).

В Обзоре приведена судебная практика по вопросам признания недействительными решений налогового органа об отказе в государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также иных споров с участием регистрирующих органов.

Из анализа решений судов, приведенных в Обзоре, следует, что суды в ряде случаев поддерживают позицию юридических лиц в спорах с регистрирующими органами.

Рассмотрим несколько таких споров.

1. В деле об отказе в регистрации смены адреса юридического лица ввиду его недостоверности суд встал на сторону организации, поскольку регистрирующий орган не доказал обстоятельств недостоверности адреса (пункт 1.2 Обзора).

Суть спора заключалась в том, что организация подала документы для регистрации смены адреса, но регистрирующий орган принял решение об отказе в регистрации ввиду его недостоверности. При этом налоговый орган сослался на то, что по указанному адресу зарегистрировано восемь юридических лиц, связь с которыми невозможна по причине их отсутствия по заявленному юридическому адресу.

ИФНС располагала почтовой корреспонденцией по восьми юридическим лицам с отметкой «организация не значится», свидетельствующей об отсутствии указанных юридических лиц по адресу регистрации.

Суды указали, что регистрирующий орган не привел каких-либо сведений, подтверждающих наличие аналогичных обстоятельств в отношении самого заявителя.

Вместе с тем установлено, что единоличный исполнительный орган заявителя действительно располагается по адресу, заявленному к регистрации в ЕГРЮЛ.

Кроме того, налоговый орган не указал наименование данных юридических лиц, их идентификационные данные, а также не привел каких-либо сведений о возвращенной корреспонденции. Не представлены им и доказательства, подтверждающие отсутствие представителей этих неизвестных восьми юридических лиц по данному адресу. ИФНС лишь формально указала: «представители юридических лиц по данному адресу не располагаются».

При этом, по мнению судов, заявленный адрес может считаться недостоверным только при совокупности двух обстоятельств (наличие возвращенной корреспонденции и отсутствие представителей), что не было доказано налоговым органом.

Также суды указали, что в случае возникновения у регистрирующего органа при совершении регистрационных действий обоснованных сомнений в достоверности включаемых в ЕГРЮЛ сведений им в силу положений законодательства должна быть проведена их проверка. В отношении адреса она проводится, если он является адресом пяти и более юридических лиц (регистрирующий орган заявляет о восьми организациях).

При этом внесение адреса в перечень адресов массовой регистрации юридических лиц еще не свидетельствует о невозможности для юридического лица осуществлять деятельность по нему.

Однако таких проверочных мероприятий ИФНС в период регистрации не проводилось. Формальное получение сведений из ЕГРЮЛ о регистрации заявленного адреса в качестве адреса нахождения нескольких юридических лиц и получение информации о возвращении корреспонденции, по мнению судов, не может являться основанием для отказа регистрации изменения адреса в рассматриваемом случае.

Суды также отметили, что регистрирующий орган не приостановил регистрацию в соответствии с пунктом 4.4 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и не дал заявителю возможность предоставить дополнительную информацию относительно достоверности регистрируемого адреса.

Поскольку отказ в регистрации достоверного адреса фактически может привести к возможному исключению общества из ЕГРЮЛ, суды указали, что оспариваемое решение инспекции не только не соответствует закону, но и нарушает права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности.

2. В пункте 2.4 Обзора приведен пример обжалования решения регистрирующего органа о внесении в ЕГРЮЛ записи о недостоверности сведений в отношении руководителя и учредителя юридического лица в случае, если они отсутствуют как по адресу самого юридического лица, так и по месту регистрации учредителя и руководителя.

Суды указали, что необнаружение руководителя и учредителя как по месту регистрации юридического лица, так и по месту регистрации указанных лиц, а также факты их неявки по вызовам налогового органа не являются достаточным основанием для вывода о неосуществлении руководителем и учредителем управления обществом.

По мнению судов, непредставление уточняющих сведений по уведомлению о необходимости представления достоверных сведений не является правомерным основанием для внесения спорной записи. Также были отклонены доводы регистрирующего органа о наличии налоговых правонарушений в отношении общества и об осуществлении директором общества руководства другими организациями, так как они не доказывают непричастность к управлению обществом.

Следует учесть, что в ходе судебного разбирательства юридическим лицом была доказана их причастность к деятельности общества, а также факт осуществления соответствующих функций в обществе с момента его регистрации.

3. В пункте 3.2 Обзора рассматривается спор об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ ввиду наличия записи о недостоверности сведений о его участнике (физическом лице).

По решению регистрирующего органа в ЕГРЮЛ была внесена запись о недостоверности сведений в отношении одного из участников юридического лица, а впоследствии регистрирующим органом было принято решение о внесении записи о прекращении юридического лица (исключении из ЕГРЮЛ в связи с наличием сведений, в отношении которых внесена запись о недостоверности).

При этом регистрирующим органом были приведены следующие доводы:

  • участник номинальный, так как является участником и/или руководителем в значительном количестве юридических лиц, зарегистрированных в субъектах Российской Федерации, расположенных на значительном удалении;
  • протоколы общих собраний участников общества подписывались от имени данного участника представителем по доверенности;
  • сведения о достоверности информации об участнике не были представлены в регистрирующий орган.

По результатам оценки представленных в материалы дела доказательств суды установили, что на протяжении длительного времени общество значилось в ЕГРЮЛ в качестве действующего юридического лица и фактически осуществляло деятельность.

Судом также установлено, что сведения об участнике общества подтверждены представленными доказательствами, следовательно, факт недостоверности сведений отсутствует.

Суды исходили из того, что участие в управлении юридическим лицом через представителей действующим законодательством также не запрещено, а регистрирующий орган, делая вывод о недостоверности сведений в ЕГРЮЛ в отношении участника, не располагал какими-либо конкретными данными о недостоверности таких сведений.

С учетом этого суды пришли к выводу, что оспариваемое решение инспекции является незаконным и необоснованным, нарушает права и законные интересы участников общества на участие в управлении юридическим лицом.

 

Подводя итог, можно утверждать, что суды в делах об оспаривании решений регистрирующего органа, касающихся, в частности, внесенных им записей о недостоверности сведений об адресе юридического лица, его руководителе и участнике, встают на сторону организаций, если такие решения не имеют достаточного правового обоснования и строятся на формальном подходе.