RAEX

Топ-25 крупнейших российских аудиторских компаний

Карта сайта | English

«Семинар для бухгалтера», «Про честные ответы лектора, актерство и неподъемные знания»

Про честные ответы лектора, актерство и неподъемные знания

Интервью Елены Семеновой, руководителя Учебного центра аудиторской компании МКПЦН, специально для журнала «Семинар для бухгалтера. Беседовала Марина Коснова.

Любовь к общению – главный секрет лектора.

– Елена Игоревна, обычно мы берем интервью или у лектора, или у организатора семинаров. Вы сочетаете в себе обе функции: читаете семинары и руководите учебным центром аудиторской компании. Такая работа связана с общением с людьми и требует соответствующей эмоциональной отдачи. Не устаете от этого?

– Меня всегда привлекала работа, выполнение которой требует постоянного общения с людьми. Я в некотором роде энергетический вампир со знаком «плюс»: общаясь с людьми, я и сама заряжаюсь их энергией. Поэтому моя работа мне нравится. А вот когда приходится заниматься чисто бумажной работой, начинаю скучать.

– То есть профессия бухгалтера, которые в основном посещают ваши семинары, вам не близка?

– Такого я сказать не могу. Профессию бухгалтера я искренне уважаю. Если бы я считала труд бухгалтера чем-то неинтересным, я бы не стала работать в своей отрасли. У меня, кстати, у самой есть бухгалтерское образование. Просто я больше настроена на живое общение, чем на работу с цифрами.

– Считаете, что бухгалтеры мало общаются по работе?

– Нет. Работа бухгалтера тоже требует некоторых психологических навыков: одно общение с налоговиками какой выдержки требует. Или возьмем должность главного бухгалтера. Это одно из первых лиц на предприятии, которые должны владеть управленческими навыками. А эти умения, в свою очередь, должны включать и понимание того, как грамотно общаться с людьми. Между прочим, у меня высшее образование – управленческое. Когда я поступала на соответствующий факультет в Российский государственный гуманитарный университет в середине 90-х годов, менеджмент был самым модным направлением. Я и сейчас уверена в актуальности и необходимости профессионального образования для управленческих кадров. Разочаровывает одно: сейчас менеджерами могут назвать и уборщика – менеджер по клинингу, например. Не принижая достоинства и важности ни одной профессии, все же считаю, что менеджерами логичнее называть именно тех, кто принимает управленческие решения. Когда меня спрашивают: «Кто вы по образованию?», я уже без энтузиазма отвечаю: «Менеджер». Я надеюсь, что все же со временем все должно встать на свои места, и профессия менеджера избавится от неприятных стереотипов.

– В свое время и профессия бухгалтера стала вместо ординарной и скучной считаться интересной и даже в чем-то рискованной…

– Согласна. Интересно и совсем нескучно, по моему убеждению, и работать с кадровым делопроизводством. Убедиться в этом мне довелось еще во время работы на одном производственном предприятии. Оно находилось в стадии становления. Когда возникла необходимость наладить процесс кадрового делопроизводства, меня, на тот момент молодого специалиста, попросили этим заняться. Пришлось вернуться к институтским конспектам по трудовому праву и серьезно приступить к изучению кадровой работы. После окончания бухгалтерских курсов мне также поручили работу, связанную с заработной платой. Уже тогда у меня была возможность на собственном опыте понять, сколько ответственности лежит на тех, кто работает с бухучетом и кадрами. Поэтому когда я пришла в компанию МКПЦН, я была уже уверена в том, что мне эта сфера действительно нравится. Примерно года через два после прихода в МКПЦН я начала читать семинары для клиентов..

– Выступление перед аудиторией давалось поначалу с трудом? Многие лекторы рассказывают, что держать внимание аудитории им помогает или психологическое, или педагогическое образование, или какие-то выработанные многолетним опытом хитрости.

– Мне кажется, чтобы аудитория слушала лектора, он в первую очередь должен выполнять свою работу с искренним интересом и желанием помочь слушателям разобраться. Чтение семинаров приносило мне большое удовольствие с самого начала. Естественно, первое время я очень волновалась. Лекторский труд в чем-то схож с актерским. Надо выйти на импровизированную сцену и «сыграть» так, чтобы зрители не усомнились в твоем профессионализме и искренности.

– Но ведь ни один лектор не может знать ответов на все вопросы.

– Разумеется. Необходимость отвечать на вопросы слушателей – это своеобразная проверка. Нужно держать удар. Именно благодаря вопросам начинаешь понимать, что знаешь в своей профессиональной области далеко не все. Приходится все время повышать свой профессиональный уровень, все глубже и глубже погружаться в тематику своих семинаров.

– Лектору, который не знает точного ответа на заданный вопрос, легче заявить это во всеуслышание? Или проще просто замять эту ситуацию и перевести тему на что-то более очевидное, проигнорировав вопрос?

– Наверное, все зависит от лектора и от аудитории семинара. Но я считаю правильнее лектору открыто сказать слушателям, что он затрудняется с ответом на вопрос. Ничего страшного в этом нет. Но если на семинаре по НДС лектор заявляет, что не знает, как правильно заполнять счет-фактуру, это уж говорит об абсолютной профнепригодности. Если на лекции я не могу дать четкий ответ на вопрос, я, как правило, предлагаю связаться со мной после семинара.

Именитые лекторы иногда слишком увлекаются теорией.

– Как вы готовитесь к семинарам?

– Поначалу я готовилась буквально к каждой лекции: нормативные документы, судебная практика, причем с учетом предыдущего семинара. Сложность работы заключается в том, что наш учебный центр – это не институт. К нам приходят не студенты, а специалисты, которым важны не законодательные акты как таковые, а, скорее, их практическое применение.

– Вы это доносите и до лекторов вашего учебного центра или оставляете на их усмотрение, в теоретическую или практическую сторону поворачивать семинар?

– Не просто доношу, а настоятельно советую. Теоретия уже мало кого интересует. Слушателям от лектора важно получить рецепт, что делать на практике. На своем опыте знаю, насколько ценны советы опытных коллег. Слушатели, не получив их, больше не придут к нам. Кстати, бывают ситуации, когда уже после семинара звонит слушатель и говорит: «Елена Игоревна, вот вы нам сказали делать так. А пришла трудовая инспекция и потребовала, чтобы было иначе». Ничего не поделаешь. Снова рассматриваем ситуацию со всех сторон и ищем выход.

– Семинары у вас читают только сотрудники МКПЦН или привлекаете сторонних известных лекторов?

– У нас была практика привлечения сторонних лекторов, в том числе из ведущих учебных заведений. Но честно скажу: меня больше устраивает, когда семинары проводят наши аудиторы и налоговые консультанты. Профессиональный преподаватель, безусловно, может прочитать лекцию, и даже на актуальную тему. Но были случаи, когда на этом все и заканчивалось. Когда слушатели просили разъяснить, как поступать в той или иной ситуации, лектор с ответом затруднялся. Поэтому мы зачастую прибегаем к компромиссу. Семинар ведет приглашенный лектор, отлично владеющий методологией, но за дверью аудитории сидят наши консультанты, которые готовы ответить на вопросы.

– Раздаточный материал в такой ситуации уже, наверное, лишний?

– «Раздатка» никогда не бывает лишней. Но смотря какая, конечно. Я считаю, что сброшюрованный талмуд – это ужасно. Большая часть аудитории семинаров – женщины. Никому не хочется растягивать любимую сумочку «раздаткой» – книжкой формата A4. Такие неподъемные знания уходят в прошлое. Поэтому мы, как правило, помещаем дополнительную информацию на диски.

«Живые» книги отвлекут от суеты.

– Вы говорите, что цените общение и, вероятно, благодаря своей должности проводите на работе немало времени. Общение с семьей от этого не страдает?

– Во всяком случае, стараюсь, чтобы не страдало. Сыну уже почти 10 лет, это серьезный возраст! Я стараюсь все свободное время посвящать ему. В том числе стараюсь привить сыну любовь к чтению книг.

– А ему, как и большинству сверстников, интереснее компьютер?

– К сожалениию. И не только компьютер. Игровые приставки, мобильные телефоны... Я стараюсь не быть ханжой и находить золотую середину. Но лично мне общения с компьютером хватает на работе. Дома так хочется отдохнуть по старинке: в разговорах с родными или наедине с книгой. «Живой», не электронной.

Забавный случай с семинара.

Причина опоздания заставила улыбнуться

На семинарах по оформлению процедуры увольнения мы разбираем, на основании каких дисциплинарных проступков сотрудника можно уволить. Я рассказываю и про объяснительные записки. Особый интерес у слушателей вызывают опоздания. Обычно в объяснительных работники ссылаются на дорожные пробки, затопление в квартире, плохое самочувствие. Всех интересует, как расценивать уважительность причин опоздания. Недавно слушатель задал вопрос, на который сложно отреагировать без улыбки: «У нас работает в бюро пропусков Людмила Петровна, тихая и прежде всегда ответственная женщина. На днях она появилась на работе только часов в 12 дня вместо положенных 8.00. В объяснительной она написала всего одну фразу: "Опоздала по причине старости". Как мне реагировать на это, если Людмиле Петровне, хоть и сидит она всегда в платочке и вяжет вечный носок, всего 52 года?»